Кременчугская газета
Пятница, 28 Июля 2017 года
Facebook Twitter

Вы здесь

Трансгендер Фриц о мужчинах, которые рождаются женщинами


30 ноября 2015

Трансгендерный мужчина Фриц приехал в Кременчуг для участия в «Живой библиотеке». Это своеобразный вечер общения с людьми, услышав истории которых, вы сказали бы: «Ну и дела! О таком даже в книжках не пишут!»

 

«Живая библиотека» в Кременчуге состоялась уже в третий раз. Общественная организация «Европейский клуб» проводит мероприятие ежегодно в рамках Международного фестиваля документальных фильмов о правах человека DocudaysUA. Читатели, которые приходят в эту необычную библиотеку, «берут» свою живую книгу-человека и «читают». По правилам «Живой библиотеки» читатель может задавать любые интересующие вопросы, на «человек-книга» должен найти ответ.

Моей книгой был Фриц – ему 26 лет, родом из Донецка, сейчас живет в Киеве, работает в молодежной организации Queer Home Kyiv. У Фрица есть любимый человек и годовалая дочка. Фриц – трансгендерный мужчина, то есть родился он девочкой. Когда же пришло осознание того, что он живет в чужом теле? Что пришлось сделать? Как жить дальше: наладить отношения с матерью, поменять документы, найти официальную работу? У меня было множество вопросов к этой «книге», и чтобы прочесть ее, пришлось сперва разъяснить ряд терминов, которые мне было сложно понять.

- Что такое трансгендерность? Это связано с сексуальной ориентацией?

- Трансгендерность – это несоответствие гендерной идентичности человека с тем полом, который был при рождении. Трансгендеры – люди, которые чувствуют себя не теми, кем являются по паспорту. То есть человек ощущает себя мужчиной, но биологически он рожден в женском теле.

Это осознание появляется в любой период жизни: у кого-то в пять лет, или в 15, или в 50. Кто-то приходит к решению совершить «переход» из одного тела в другое. Кстати, объем «перехода» каждый человек определяет для себя лично: кому-то достаточно просто сменить документы, другой принимает решение начать гормонотерапию, чтобы «приблизить» свой внешний вид к выбранному полу, третий – решается на операцию. Но есть люди, которые не меняют ничего и чувствуют себя трансгендерами.

Что касается сексуальности, то у трансгендерных людей она проявляется тоже по-разному: кто-то предпочитает женщин, кто-то – мужчин, есть бисексуалы. Например, я – трансгендер-мужчина и гей.

-  Как происходил твой «переход»?

- Я трансгендер-мужчина. Принято называть тот пол, куда произошел «переход». У меня этот процесс начался в 19 лет. Я жил в Донецке с мамой и бабушкой, был студентом, хотел стать медиком. Когда мама и бабушка узнали, начался прессинг. С близкими отношения испортились надолго, а вот однокурсники приняли меня. Наверное, потому что медики и более осведомлены в теме.

В 22 года я начал гормонотерапию: уже через 2 месяца у меня сломался голос, а через 4 меня никто не путал с девушкой. Но мои близкие продолжали подчеркнуто называть меня женским именем, даже в публичных местах. Например, в магазине. Конечно же, на меня сразу обращали внимание. Я понимаю, что это давление с их стороны было своеобразной защитой от стресса, ведь они очень боялись, говорили: «Ты погубишь свою жизнь!»

В 23 года, после операции по удалению молочных желез, я уехал из дома. Недавно мы снова начали общаться. Теперь мама принимает меня таким, как есть, она называет меня мужским именем.

- Я не впервые слышу о трансгендерах и у меня часто возникала мысль: пройти «переход» не только сложно психологически, морально, но это еще и большие финансовые затраты.

- Не настолько большие, как кажется. Операция обошлась мне в 2-2,5 тысячи долларов. Гормонотерапия пожизненно, как минимум, 500 гривен ежемесячно. В моем случае проще, потому что тестостерон – мужской гормон – более агрессивен и более активно действует. В случае, если осуществляется переход в женщину, гормонотерапия может стоить дороже.

- Мне кажется, что трансгендер, который совершил «переход», предпочтет уехать куда-то и начать жизнь с чистого листа.

- Не знаю, можно ли говорить о закономерности. Мой отъезд был естественным. Но сейчас я боюсь ехать к матери, потому что Донецк стал более радикальным, чем ранее.

Да и не только Донецк. Вообще,  в провинции очень опасно представителям ЛГБТ – по статистике здесь чаще  нападают, бьют, насилуют. Я дважды подвергался нападению, и один раз точно на почве трансфобии.

- Где сейчас наиболее комфортно жить трансгендеру? В Украине недавно принимали поправки в Трудовой кодекс, которые запрещают дискриминацию из-за сексуальной ориентации или гендерной принадлежности. А в России на государственном уровне жаркие дискуссии о «пропаганде геев»…  Это не говоря о радикалах и угрозах физической расправы.

- Как ни странно, но Украина – наиболее дискриминационная страна, по моему мнению. В России много шума, но трансгендерам было там легче и раньше, потому что там работают высокопрофессиональные медики в этой отрасли. В Украине нет ни одного эндокринолога, который мог бы назначить трансгендеру гормональную терапию.

Но, как это ни удивительно, наиболее удобной страной для трансгендеров я бы назвал Беларусь, где сперва человеку дают возможность сменить документы. Пожалуйста, ведь это всего лишь бумага! А потом, пожив с новыми документами, уже принимай решение – идти на операцию по смене пола или нет. Кстати, операция бесплатна!

В Украине очень негумання схема: сперва операция – потом документы! Более того, из-за особенностей законодательства, медкомиссия вправе решать, какой объем операции должен сделать человек. Например, при переходе в мужчину зачастую требуют стерилизацию. Мол, на деле докажи, что ты полностью отказываешься от женского тела.

Я например, не согласился на это. Сейчас у меня есть дочка, она живет с отцом в Латвии.

- То есть, у девочки папа и… еще один папа?

- Да, мы оба – биологические родители. Когда мы с мои любимым человеком приняли решение родить ребенка, то для зачатия и беременности я отказался от гормональной терапии. Я проходил наблюдение в частной клинике, где знали о моей трансгендерности и обращались ко мне, как к мужчине. В обычную больницу я пойти не могу, потому что, прийдя с кашлем, получаю направление к психиатру, хотя легкие у всех людей одинаковые.

- Что касается моей дочки, то я не буду от нее ничего скрывать. Вообще, дети воспринимают все намного проще взрослых. Им говорят: вот была у тебя тетя Маша – теперь она дядя Паша. И дети это принимают.

- Фриц, ваш паспорт до сих пор «старый», то есть в нем – женское имя?

- Да, проблема документов осталась, и это огромное препятствие. Когда я ездил за границу, то пришлось показывать справку. Но с пограничниками разговор происходил один-на-один, а вот в поезде наш диалог с проводником слышат еще несколько человек. Подобная курьезная ситуация возникает и в банке. Можно привести множество примеров…  Я считаю, что в Украине трансгендеры находятся в самой сложной ситуации среди всех других предствителей ЛГБТ, ведь ни у кого не пишут в паспорте «гей».

- Есть ли возможность у трансгендера найти официальную работу, если по виду он – мужчина, а по паспорту – женщина?

- Я всегда всегда искал неофициальную работу, чтобы документы не просили. А официально смог трудоустроиться только в общественной организации, где знают о таких людях.

- Сейчас ваша профессиональная деятельность связана с защитой прав трансгенеров. Чего вы хотите от общества и от власти?

- Во-первых, изменить процедуру с оформлением докуметов и разрещениями на операции. Безусловно, рассказать обществу о нас. Когда есть информация, меньше неприязни и недоверия. Речь идет не только о «принятии», но и решении простых бытовых проблем, то есть – пойти к врачу или купить в аптеке гормоны. Трансгендерный человек имеет право быть социально устроенным наравне с другими.

 

На фото Фриц

Автор: 
Лариса Гориславец
Афиша Кременчуга
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.