Кременчуцька газета
Kremenchuk, Poltava Oblast, Ukraine
Субота, 23 Жовтня 2021
Facebook Twitter Instagram Кременчуцька газета на Youtube

Вы здесь

Дочь мэра Кременчуга Бабаева: Защита давит, что по закону Савченко подозреваемые в убийстве моего отца уже отсидели свой срок в СИЗО

 

6 серпня 2021 08:15

«Нас перебрасывают из одного суда в другой по всей Полтавской области».

Семь лет назад, 26 июля 2014 года, в Кременчуге расстреляли мэра города – 48-летнего Олега Бабаева. Расследование убийства было успешным, и уже в сентябре полиция задержала четверых подозреваемых. С февраля 2015 года дело рассматривается в разных судах Полтавской области, рассказала в интервью изданию "ГОРДОН" старшая дочь убитого Ольга Шляхова. По ее словам, все это время судьи находят причины затягивать рассмотрение или отказываться от дела. В итоге подозреваемые могут уже через несколько месяцев выйти на свободу по так называемому закону Савченко, что в свою очередь может спровоцировать социальный взрыв, подчеркнула Шляхова. Горожане, недовольные отсутствием приговора, уже собирают подписи и намерены в ближайшее время передать свою петицию президенту, депутатам Верховной Рады и Верховному Суду Украины с требованием восстановить правосудие в регионе.

– Можете пояснить, как случилось, что убийство вашего отца Олега Бабаева расследовали быстро, а преступники до сих пор не наказаны?

– Рассмотрение дела по сути началось в феврале 2015 года. Покушение на моего отца объединили с нападением на судью Александра Лободенко в феврале 2014 года. Этот судья рассматривал дело, касавшееся заказчика. Одно из его последних решений – наложение ареста на имущество телерадиокомпании "Визит" в рамках дела о возвращении его в собственность города.

Первым начал рассмотрение этого двойного убийства Кобеляцкий райсуд. Сторона защиты подозреваемых сразу выбрала тактику на изматывание участников процесса и максимальное его затягивание. По закону каждые два месяца судья должен рассматривать ходатайство о продлении срока содержания под стражей. И как только подходило время продления, в суде наступал хаос. Заседания длились часы напролет, до поздней ночи, каждый раз истерики, вызов "скорой", бесконечные оскорбления потерпевших и судей, постоянное психологическое давление и просто издевательства над нами.

Суд прошел допрос свидетелей, приступил к рассмотрению доказательной базы, что заняло почти три года, и сторона защиты обвиняемых стала давить на то, что рассмотрение длится слишком долго. К этому времени у одного из судей завершился срок переквалификации, он не смог рассматривать дело дальше.

Так начались наши скитания по судам. За семь лет дело рассматривалось в восьми судах Полтавской области – в Кобеляцком и Киевском районном судах, Крюковском суде Кременчуга, Козельщинском суде. В некоторые из них дело возвращалось не один раз. Если попадались принципиальные судьи, адвокаты обвиняемых их выбивали из процесса – писали многочисленные жалобы, требовали отвода и любыми способами добивались смены суда. И все это время мы не можем добиться приговора.

Нас перебрасывают из одного суда в другой по всей Полтавской области.

– Кого обвиняют в совершении преступления?

– Согласно обвинительному акту, заказчиком убийства является обвиняемый Александр Мельник – в то время глава телерадиокомпании "Визит". Это единственная компания, которая освещала все события в городе. Ранее она была в коммунальной собственности, но потом оказалась каким-то образом приватизированной.

Когда отец стал мэром, поднял архивы и попытался вернуть телекомпанию в коммунальную собственность. И, насколько мне известно, 28 июля 2014 года должно было проходить рассмотрение производства о незаконной приватизации в Верховном Суде Украины в Киеве. К сожалению, это дело ушло в небытие. Убийство отца было настолько резонансным, все были настолько растеряны, что упустили этот процесс из виду, и под шумок ВСУ свернул неприятный вопрос. Понятно, после таких зверских убийств никто не хочет вникать и разбираться.

Организатор убийств Александр Крыжановский в прошлом работал в правоохранительных органах. 

Согласно обвинительному акту, в отца стрелял обвиняемый Игорь Кунык, а за рулем автомобиля находился ныне осужденный Игорь Пасичный.

Пасичный пошел на сделку со следствием и дал признательные показания. Гадячский суд в октябре 2019 года признал его виновным и приговорил к 10 годам заключения. Пасичный просидел в СИЗО шесть лет, что по закону Савченко приравнивалось к 14 годам заключения, поэтому он еще несколько месяцев провел под домашним арестом, а теперь  уже свободный человек.

Остальные до сегодняшнего дня находятся в СИЗО. И вот какая проблема: в этом году исполнилось семь лет со дня убийства. Защита подозреваемых давит на то, что условно пожизненное – это 15 лет. По закону Савченко один год в СИЗО засчитывается за два в заключении. Вот они и требуют: выпускайте, мол, подозреваемые отсидели свой срок.

– Когда эти люди могут оказаться на свободе?

– Уже к началу следующего года. При этом они будут спокойно гулять по городу, а суды еще долго могут рассматривать дело. Приговора в таких условиях можно ждать годы. 

Складывается крайне опасная ситуация. Отпустить подозреваемых в убийстве без наказания означает подорвать основы безопасности в государстве. Так выходит: любой может убить кого-то, кто ему мешает или просто не нравится, провести семь лет в комфортной платной камере СИЗО и выйти чистым на свободу, спокойно жить дальше, заниматься бизнесом и насмехаясь смотреть в глаза окружающим.

Как после этого жить тем, кто остался без самых близких, любимых и значимых людей? Как нам дальше жить, понимая, что справедливости нет, что борьба за справедливость может стоить жизни? А цена жизни, выходит, копеечная. Заказчик заплатил за убийство 35-летнего судьи, который достойно и честно выполнял свои обязанности, $10 тыс.

И, знаете, адвокаты подозреваемых обратились в Европейский суд по правам человека, и за то, что правосудие затягивается, государство Украина по решению ЕСПЧ должно им выплатить компенсацию. То есть стрелявший в моего отца и в судью человек получит еще €5 тыс. Это справедливость?

Убийство – тяжкое злодеяние, за которое полагается пожизненное. А тут речь о тех, кто убил двоих человек – действующих мэра и судью. И теперь, уже через несколько месяцев, эти граждане, не получив наказания, будут свободно ходить по улицам нашего города? Это же наглый вызов всем устоям общества. Такого нельзя допустить.

Мой отец был разносторонним человеком, который со страстью делал свое дело, у него получалось все, за что он брался. Из советской рухляди сделал современный передовой мясокомбинат, поддерживал футбольные клубы "Кремень" и "Ворскла". Он очень много сделал для города и его жителей, чем заслужил их уважение. Поэтому на его похороны пришло около 50 тысяч человек. А сколько людей выйдет на улицы, если убийцы Олега Бабаева окажутся на свободе и не будут наказаны? 

В 2017 году, когда судья Киевского райсуда выпустила обвиняемых под домашний арест, поднялась волна возмущения. Прокуратура оспорила это решение. Свой протест высказал и облсовет депутатов – направили обращение в Высший совет правосудия, чтобы наказали судью (правда, ее так и не наказали за это). Общественное давление было настолько сильным, что уже через несколько дней решение суда было отменено и подозреваемые вернулись в СИЗО.

Каждый раз судьи берутся за дело, тянут его несколько месяцев, а потом внезапно отказываются. Меня это подталкивает к мысли о существовании коррупционной составляющей

– В каком состоянии рассмотрение дела сегодня?

– В очередной раз у нас новый суд – Киевский районный суд города Полтавы. В понедельник, 26 июля, продлили срок содержания под стражей на два месяца. Пара заседаний, и судьи уходят в отпуск. Увидимся только в сентябре. Вот так мы живем. Постоянно ходим из одного суда в другой. Защита подозреваемых пишет ходатайства и жалобы в разные инстанции на нарушение прав человека.

Мы стараемся уважительно относиться к правосудию, чего не скажешь о другой стороне. На каждом слушании подозреваемые выкрикивают: "Зачем мы тут сидим?", "Уже никто не помнит прошлого!", "Зачем загружать суд?" Они считают, что правосудие не обязательно, можно и не доводить дело до приговора, раз они столько лет в заключении, то через полгода могут выйти на свободу.

– А может, судьи просто боятся и было бы лучше перенести рассмотрение в другую область?

– Я ничего не слышала о подобной практике. Надеюсь, в очередном суде дело все же рассмотрят и мы услышим приговор. С другой стороны, если судьи действительно боятся, почему они сразу не берут самоотвод, не рекомендуют передать дело в другую область? Они каждый раз берутся за дело, тянут его несколько месяцев, а потом внезапно отказываются. Многие самоотводы были незаконными. Но никто не понес за это ответственность. Например, один из судей мотивировал самоотвод тем, что состоит в том же обществе охотников Украины, что и один из обвиняемых. Но в этом обществе миллионы украинцев. Разве это может быть причиной отвода? Мы направляли жалобы на действия судей в Высший совет правосудия, но оттуда не было никакой реакции. 

Меня это подталкивает только к мысли об умышленном затягивании процесса и о существовании коррупционной составляющей. Видимо, деньги правят миром. Искренне жаль, что все реформы так и не привели к реальным изменениям в судебной системе в Украине. Пока каждый делает что хочет, а до правосудия никому нет дела.

Я считаю, вынести приговор за убийство моего отца, и особенно за убийство судьи, должно быть делом чести. Но, видимо, честь для судебной системы уже не самое важное. На одном из последних заседаний отец судьи Лободенко, который потерял здоровье из-за смерти сына, на колени становился перед судьями и умолял их взять дело на рассмотрение, вынести приговор и посадить преступников. Не понимаю, как судьи могут так долго позволять убийцам их коллеги избегать наказания.  

Накануне очередной годовщины гибели отца я дала клич по соцсетям и пригласила всех на памятное шествие 25 июля к скверу имени Олега Бабаева, где стоит небольшой памятник ему. Я хотела прежде всего проверить, жива ли память – все-таки семь лет прошло. Неожиданно для меня откликнулось множество людей. В воскресенье вечером собралось более трех тысяч человек. Для меня такое внимание – подтверждение того, что люди помнят Олега Бабаева и ждут, когда же восторжествует закон, когда свершится правосудие. Так стоит ли испытывать терпение людей? 

В парке одна из женщин зачитала петицию, адресованную в Верховную Раду, Высшему совету правосудия Украины, президенту и Минюсту, с просьбой обратить внимание на этот процесс. Произошло громкое убийство судьи и мэра города, и сейчас из-за неповоротливости судебной машины преступники могут избежать наказания. Люди хотят услышать приговор. Хотят, чтобы преступники понесли наказание, а не просто вышли на свободу по закону Савченко. На сегодня около 5 тыс. человек подписали эту петицию. Я надеюсь, что в Киеве обратят внимание на эту историю и инициатива горожан принесет какой-то результат. Для городской власти и власти страны, для судей это еще и дело чести – показать, что правосудие в Украине существует.

Напомним, «Память многого стоит!» - дочь Бабаева о затянувшемся судебном разбирательстве, подозреваемых в убийстве и загадочной «жене» отца

 

 

По материалам https://gordonua.com/

Підписуйся на розсилку новин на каналі Telegram. Дізнавайся першим найважливіші та найцікавіші новини!

Facebook Twitter Instagram Кременчугская газета на Youtube telegram Facebook Live
Якщо Ви знайшли помилку в тексті, виділіть слово, натисніть CTRL + Enter і відправте повідомлення в редакцію

 

Інші новини

Афиша Кременчуга
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.

Ми в Telegram

Підписатися