Кременчуцька газета
Kremenchuk, Poltava Oblast, Ukraine
Понеділок, 26 Жовтня 2020
Facebook Twitter Instagram Кременчуцька газета на Youtube

Вы здесь

Почему преступления против журналистов в Украине часто не раскрывают: Кременчуг не исключение

 
 

 

18 сентября 2020 10:15

В Кременчуге все уголовные дела, которые были открыты за препятствование журналистской деятельности, по мнению медиа-юристов, могли закончиться победой пострадавших в судах. Но полиция такие дела «завалила» и закрыла.

18 сентября в Украине - День памяти журналистов. Учрежденный по инициативе Национального союза журналистов (НСЖ) Украины после убийства Георгия Гонгадзе, он отмечается каждую третью пятницу сентября - в этот день вспоминают всех сотрудников СМИ, погибших при исполнении профессиональных обязанностей.

Об этом пишет Made of minds.

Всего за время независимости Украины их погибло более 70 человек.

Правоохранители утверждают, что делают все возможное, чтобы установить заказчиков и исполнителей этих преступлений. Правозащитники настаивают на том, что нападавшие на представителей СМИ обычно остаются безнаказанными.

Европа отслеживает ситуацию в Украине

Через 20 лет после убийства журналиста Георгия Гонгадзе украинские правоохранители смогли найти и наказать только непосредственных исполнителей этого преступления, заказчики по-прежнему неизвестны. Комитет министров Совета Европы в декабре должен рассмотреть выполнение Украиной решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу Гонгадзе.

Георгий Гонгадзе (фото из архива)

«В ходе последнего рассмотрения (этого вопроса. - Ред.) Комитетом министров в ноябре 2019 года было обращено внимание на то, что уголовные производства так и не были завершены», - сообщил 17 сентября во время конференции в Киеве, посвященной безопасности журналистов в Украине, начальник отдела департамента исполнения решений ЕСПЧ Генерального директората прав человека и верховенства права Совета Европы Павел Пушкарь.

Зампредседателя Офиса Совета Европы в Украине Елена Литвиненко призвала повысить эффективность расследования дел, потерпевшими по которым проходят журналисты. «Нападения на журналистов являются особенно серьезным нарушением прав человека в соответствии с Европейской конвенцией по правам человека. Они вредят не только конкретным лицам, но и лишают других права получать информацию, ограничивая общественный диалог, который лежит в основе демократического общества», - отметила Литвиненко.

Чиновники отчитываются о достигнутом прогрессе

Во время конференции в Киеве представители украинских правоохранительных ведомств сообщили о продолжающемся расследовании 242 дел, связанных с преступлениями против сотрудников СМИ. Директор департамента коммуникации МВД Украины Артем Шевченко назвал убийство журналиста Вадима Комарова в прошлом году в Черкассах «одним из самых больших вызовов для правоохранительной системы», добавив, что на данный момент «подозреваемых нет, задержанных нет, а следствие продолжается».

Секретарь Совета по вопросам свободы слова и защиты журналистов при президенте Украины Вадим Городской констатировал, что в Украине практически нет прецедентов наказания за резонансные преступления против работников масс-медиа, что порождает самоцензуру, сильно влияет на общее восприятие безопасности журналистской профессии, на уровень свободы слова и восприятие Украины на международном уровне. «Мы с Нацполицией пришли к пониманию необходимости проведения аудита, ревизии ключевых - не менее десяти - преступлений против журналистов», - рассказал Городской.

В свою очередь председатель комитета Верховной Рады по гуманитарной и информационной политике Никита Потураев уверен, что необходимо расследовать все без исключения случаи нападений или препятствования работе журналистов. По его мнению, в Украине достаточно развитое законодательство о гарантиях безопасности журналистов, но оно далеко не всегда выполняется.

Критика со стороны украинских правозащитников

Украинская полиция обычно оперативно реагирует на противодействие работе журналистов со стороны обычных граждан и чиновников невысокого ранга. Но дела о тяжких преступлениях против сотрудников масс-медиа, расследующих случаи коррупции в верхних эшелонах власти или злоупотребления властью теми же правоохранителями, часто вообще не квалифицируются как преступления против журналистов, посетовал в интервью DW юрист Института массовой информации Али Сафаров.

Такие дела, по его словам, не передают в суд или вообще не вносят в единый реестр досудебных расследований. По данным мониторинга «Барометр свободы слова», в первой половине текущего года в Украине совершено 122 нарушения, касающихся ущемления свободы слова, что больше, чем в 2019-м.

(фото с Акции памяти Павла Шеремета)

Чтобы передать в суд дело об убийстве Павла Шеремета, правоохранителям понадобился почти год. Это случилось после резонансной пресс-конференции с участием президента Владимира Зеленского и руководителей правоохранительных органов, в ходе которой - в нарушение принципа презумпции невиновности - подозреваемые в убийстве Шеремета были названы убийцами.

Проблема безнаказанности нападений на журналистов в Украине существует уже десятки лет, оставаясь системной, заявила в интервью DW председатель правления «Центра гражданских свобод» Александра Матвийчук. И назвала ее «индикатором свободы в обществе» и «признаком балансирования украинской демократии на критической грани». С безнаказанностью нападавших, неэффективностью следствия и судов следует бороться с помощью реформы судебной системы и правоохранительных органов, обращениями журналистов в полицию при любом, даже мельчайшем нарушении их прав, а также пристального общественного контроля над расследованием преступлений против работников СМИ, заключила Матвийчук.

Кстати, в Кременчуге все уголовные дела, которые были открыты за препятствование журналистской деятельности, по мнению медиа-юристов, могли закончиться победой пострадавших в судах. Но полиция такие дела «завалила» и закрыла.

Такого рейда, как 20 сентября 2019 года, депутат Кременчугского горсовета Татьяна Сидерко и журналисты, которые систематически реагируют на жалобы кременчужан по качеству питания, не помнят! Тогда было все: и запрет на съемку, и выдворение, и приглашение поговорить (договориться), и вызов полиции касаемо препятствования журналисткой деятельности… Однако напомним обо всем по порядку.

Традиционно кременчугский депутат Т.Сидерко и журналисты, решив отреагировать на жалобы о холодной еде, которой кормят в лицее №17, пришли в учебное заведение. Представившись охраннику на входе, мы попросили пригласить нам директора или завуча школы и стали ждать их в вестибюле. Ждали долго. Видно, что в лицее начался переполох: сбежались технички, учителя с оглядкой проходили мимо нас.

Пока ждали – заглянули в буфет, который работает при входе в один из корпусов учебного заведения и отметили, что претензий к его работе нет: все пакетировано, чипсов и минералки, как положено, не продается.

«Дети любят сосиску в тесте и булки… Когда была жара, то часто покупали воду», - рассказала нам буфетчица.

Потом мы снова вернулись в фойе и снова ждали. Прождав довольно долго, мы решили пойти в кабинет директора сами и там пообщаться о поступивших жалобах.

По пути нашего следования была столовая и мы даже успели посмотреть, есть ли в кранах горячая вода и она была, а вот бумажных полотенец или салфеток вытирать руки – не было. Как раз в этот момент нас и застала директор лицея Валентина Марченко и ее заместители.

Они сразу же «налетели» на депутата и журналистов с требованием не снимать ничего, пройти поговорить (договориться) в кабинет директора, пытались выгнать нас из учебного заведения…

В ответ мы попросили указать статью Закона, которым предусмотрено все вышеперечисленное, но ответа не было.

Мы объяснили, что пришли посмотреть качество питания в школе и хотели посмотреть в столовой, где питаются дети. Но директор сказала, что без санкнижек туда никого не пустит.

Мы возразили, что мы не в пищеблок идем, идем не туда, где готовится еда, а в зал для приема пищи, но В.Марченко была неприступной.

Не смогла ни она, не завуч школы Валерий Совдус отметить, что же изменилось за год, когда 26 сентября 2018 года они сами рассказывали Т.Сидерко и журналистам о питании и показывали зал для приема пищи, при этом не требовав санкнижек!

В этот раз директор явно чего-то боялась и твердила: «Покажите санкнижки». В ответ она услышала просьбу показать статью Закона, которым предусмотрено появление в столовых граждан с санкнижками.

Мы даже поинтересовались о том, когда недавно в одной из школ города руководство приглашало родителей покушать и оценить качество питания, они тоже приходили с санкнижками? Ответа не было.

В зал для приема пищи В.Марченко журналистов, препятствуя их журналисткой деятельности, так и не впустила. Журналисты вызвали полицию.

В зал зашла депутат Татьяна Сидерко. Выйдя оттуда, она заявила, что блюда были, действительно, как и говорили жалобщики, холодные!

Она рассказала, что 70% порций было съедено, а 30% - нет. Макароны дети поели хорошо, а куриные тефтели – не очень.

Т.Сидерко также прокомментировала нежелание директора учебного заведения впустить в зал журналистов, назвав это беспрецедентным фактом.

«Они должны сами проводить и показывать, всем показывать, чтобы не было вопросов, советоваться, как улучшить питание, а не скрывать все!... Это не закрытая зона, не закрытое заведение. Это коммунальное заведение», - сказала депутат.

Когда на место прибыла полиция, журналисты дали свои пояснения органам правопорядка.

После этого мы пошли пообщаться с В.Марченко, которая до этого приглашала нас в кабинет. Мы 25 минут простояли в приемной. Позже оказалось, она ждала приезда юриста. Еще бы? Препятствование журналистской деятельности - это статья криминального кодекса.

Прождав директора, мы решили пообщаться с завучем, ответственным за питание. Валерий Совдус отметил, что ученики 1-4 классов питаются все, а остальные – по желанию. Далее он рассказал о рационе питания и сказал, что совсем наши вопросы были адекватными и не страшными.

«Так зачем было делать конфликт на ровном месте?» - спросили журналисты. Четкого ответа не последовало.

А вот депутат Т.Сидерко четко убедились, что жалобы родителей на холодное питание в лицее №17 были не беспочвенными, а у журналистов поведение директора вызвало больше вопросов как этического, так и законодательного характера.

Дело о препятствовании уголовной журналистской деятельности полиция Кременчуга расследовала долго и о результатах расследования заявителю не сообщила.

Только вчера, посещая Автозаводской райсуд, Олег Булашев узнал, что дело следователь Андрей Косенко закрыл еще 13 марта 2020 года. Об этом он редактору «Кременчугской газеты» не сообщил!

В самом постановлении о закрытии уголовного производства следователь пишет, что анализируя данные полученные в ходе следствия не находит вины директора школы, а вот депутат и журналисты, пишет А.Косенко, превысили полномочия и поэтому уголовное дело он закрывает. Он в данном случае уже взял на себя роль судьи, чем, похоже, превысил свои полномочия.

Интересно, что следователь не принял во внимание данные, полученные от директора школы, которые, явно, искажены. Это то, что она не знала журналистов, что они ей угрожали, перегородили вход в столовую...

На предоставленном полиции видео можно увидеть совсем другую картину, но полицейский это не увидел. Как не увидел и всего другого, о чем рассказывали журналисты.

С учетом того, что заявитель не знал о закрытии уголовного производства и только узнал об этом, редакция готовит иск в суд о возобновлении криминального производства.

Кроме того редакция обратится в компетентные органы о проверки деятельности следователя, который, по нашему мнению не провел весь необходимый комплекс следственных действий и не ознакомил заявителя со своим решением.

Вопрос о дальнейших действиях журналистов в подобных случаях сегодня в 16.00 они обсудят во время возложения цветов к барельефу погибшего журналиста и нардепа Вадима Бойка.

Напомним, Главный редактор «Кременчугской газеты» Булашев с трибуны парламента рассказал о психологическом давление местных властей на СМИ и вседозволенность командира патрульной Борзенко.

День памяти журналиста, нардепа Вадима Бойко: воспоминания о нем и заказное политическое убийство.

Большое судилище депутата-ревизора Сидерки и журналистов: педагогам и поварам не нравится, когда суют нос в их кухню

За закладкой взрывчатки под машину журналиста Шеремета наблюдал бывший кременчужанин

 

 

 

Клим Соколов 

 

Підписуйся на розсилку новин на каналі Telegram. Дізнавайся першим найважливіші та найцікавіші новини!

Facebook Twitter Instagram Кременчугская газета на Youtube telegram Facebook Live
Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите слово, нажмите CTRL+Enter и отправьте сообщение в редакцию

Інші новини

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.

Ми в Telegram

Підписатися